КАРТОЧКА ПРОЕКТА,
ПОДДЕРЖАННОГО РОССИЙСКИМ ГУМАНИТАРНЫМ НАУЧНЫМ ФОНДОМ

Информация подготовлена на основании данных из Информационной системы РГНФ, содержательная часть представлена в авторской редакции. Все права принадлежат авторам, использование или перепечатка материалов допустима только с предварительного согласия авторов.

 

ОБЩИЕ СВЕДЕНИЯ


Номер15-13-66601

НазваниеТрадиционные религии в постсекулярном обществе: на материале социологического исследования приходов Екатеринбургской митрополии

РуководительГришаева Екатерина Ивановна, Кандидат философских наук

Организация финансированияфедеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего образования «Уральский федеральный университет имени первого Президента России Б.Н. Ельцина», Свердловская обл

Года выполнения2015

КонкурсРегиональный конкурс "Урал: история, экономика, культура" 2015 – Свердловская область

Тип проектае(р) - проект экспедиций, полевых и социологических исследований, научно-реставрационных работ, необходимых для получения новых данных в области гуманитарных наук (региональный конкурс)

Область знания, код классификатора03 - ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ, 03-300 - Социологические науки

Ключевые словапостсекулярное общество, религиозные институты, христианство, индекс воцерковленности, эклектичная религиозность, урбанизация

Код ГРНТИ04.51.59

Номер государственной регистрации


 

ИНФОРМАЦИЯ ИЗ ЗАЯВКИ


АннотацияПроект направлен на проведение социологического исследования эклектичной религиозности в среде православных верующих Екатеринбургской митрополии. Эклектичность религиозного сознания означает механическое объединение различных религиозных идей и практик в сознании верующего человека. В предыдущем социологическом исследовании, посвященном специфике религиозности российских студентов следующие компоненты эклектичной религиозности были выявлены (Гришаева Е., Черкасова А., 2013): 1 Религиозный опыт индивидуален и слабо зависит от традиционных религиозных институтов. Люди не доверяют РПЦ как социальному институту, ссылаясь на черезмерную бюррократизированность. Религия осознается как личное, не общественное дело. 2 Религиозный опыт фрагментарен. Идеи различных мировых религий комбинируются эклектично; в большинстве случаев, это бессистемная смесь различных религиозных идей и практик. Респонденты в большинстве случаев не осознают противоречий внутри их собственной религиозной системы, например, противоречие между монотеистическими и политеистическими религиями. В редких случаях, человек стремится создать стройную систему религиозных верований и разрешить существующие противоречия. 3 Человек выбирает из множества религиозных идей и практик только те, которые являются наиболее подходящими для его образа жизни и отбрасывает те, которые кажутся обременительными. Он, как правило, использовать религиозные и духовные практики в качестве инструмента для решения его проблем: семейные проблемы, трудности на работе, и т.д. В ходе исследования необходимо выявить факторы, влияющие на эклектичную религиозность: уровень урбанизации, пол, возраст, уровень образования. Предполагается, что: • уровень эклектичной религиозности выше в городах области, по сравнению с Екатеринбургом, где уровень религиозного образования выше. • эклектичная религиозность зависит от уровня воцерковленности: от того, насколько часто человек посещает храм и активно участвует в жизни прихода • эклектичная религиозность зависит от пола и от уровня образования: женщины больше, чем мужчины, склонны верить в магию, доверять экстрасенсам и т.д.; люди, имеющие высшее образование, имеют меньший уровень эклектичной религиозности, чем люди со средним и средне-специальным. Актуальность данного исследования заключается в том, что оно позволяет получить дополнительные данные об особенности постсекулярных процессов и специфики отношении к институциональной религии в постсоветской России (на примере Свердловской области). Для реализации поставленных задач используются количественные и качественные методы социологического исследования. Методология исследования эклектичной религиозности, опробованная на региональном уровне, может стать основанием для проведения общероссийского исследования. Заделом исследования являются: 2 статьи, опубликованные в российских и международных рецензируемых журналах, монография по внеконфессиональной религиозности, а так же пилотное исследование в православных храмах Екатеринбургской епархии (2012 г.). Исследование позволит получить данные, которые представляют интерес для международного научного сообщества и будет проходить с участием иностранных специалистов. По итогам работы планируется публикация 2 статей в журналах, рецензируемых ВАК, и 1 статья должны быть отправлена в редакцию журнала, индексируемого Web of Science.

Ожидаемые результаты


 

ИНФОРМАЦИЯ ИЗ ИТОГОВОГО ОТЧЕТА


Краткая аннотация полученных результатовВ 90-х гг. ХХ века в России произошло изменение места и роли религии в публичной сфере: в условиях идеологического вакуума различные религии, в особенности православие, стали значимым компонентом национальной и культурной идентичности граждан. Количество респондентов, считающих себя православными, долгое время демонстрировало непрерывный рост. Национальные опросы неизменно показывают высокий уровень доверия респондентов к Русской Православной Церкви как социальному институту. Вместе с тем, исследователи фиксируют так называемый «парадокс религиозности»: более 60% населения считают себя православными, в то время, как соблюдают религиозные предписания или считают обязательным соблюдение этих предписаний менее 10% опрошенных. Религиозное поведение и религиозные предпочтения россиян находятся под влиянием советской секулярной модели развития: отсутствие традиции религиозного воспитание в семье, низкая ценность религиозного образования приводят к появлению большого числа формально религиозных верующих. Кроме того, несмотря на большое значение Русской Православной Церкви в публичной сфере, границы православной традиции размываются под влиянием индивидуализма, означающего персонализацию религиозного выбора и стремление к деконструкции институционализированной религиозной традиции, и религиозного плюрализма, делающего легко доступным содержание религиозных доктрин и участие в различных религиозных и спиритуальных практиках. Религиозный плюрализм, индивидуализм и совокупность факторов, характерных для постсоветского общества, приводят к тому, что часть православных верующих смешивает православие с различными неортодоксальными идеями и практиками, получившими распространение в современном обществе. В нашем исследовании для обозначения этого феномена использовался термин «эклектичная религиозность». Эклектичная религиозность это комбинация различных неортодоксальных религиозных идей и практик, которые влияют на формирование верующим вернакулярной интерпретации православной традиции. В зависимости от потребностей, образа жизни, образования, существовавших ранее религиозных предпочтений верующие сочетают и дополняют ортодоксальные представления неортодоксальными идеями и практиками. Подобное смешение не является отличительной чертой современности: оно существовал, к примеру, уже в средневековом обществе, когда люди соединяли христианскую веру с языческими практиками. Эклектичность религиозного сознания характерна для традиционных обществ как проявление вернакулярной (народной) религиозности, но в пост-секулярном мире она приобретает принципиально иной характер, который определяется широкой доступностью информации о новых религиозных и спиритуальных движений, тиражированием различных религиозных и квазирелигиозных идей через СМИ, важностью индивидуального религиозного выбора по сравнению с традиционным авторитетом религиозных институтов. Эклектичность религиозных представлений есть одно из неотъемлемых проявлений вернакулярной религиозности и закономерным следствие того, что современное православие существует в мире религиозного индивидуализма и плюрализма. Эклектичность становится частью вернакулярной религиозности по разным причинам. Целью исследования было выявление факторов, влияющих на распространение эклектичной религиозности в среде православных верующих. Согласно первоначальным гипотезам на уровень эклектичной религиозности влияют уровень урбанизации, уровень религиозности, пол, возраст, образование. Исследование основано на результатах социологического опроса, который проводился в трёх городах Свердловской области: Екатеринбурге (1,5 млн. жителей), Нижнем Тагиле (350 000 тыс. жителей), Кировограде (22 тыс. жителей) с июня по сентябрь 2015 года. В ходе исследования было опрошено 1081 человек, из них 644 – в Екатеринбурге, 320 – в г. Нижнем Тагиле, 120 – в Кировграде. В исследовании принимали респонденты, идентифицирующие себя как православные; опрос проводился в 15 приходах, после воскресной службу, а так же в будние дни в вечернее время. Тип выборки: гнездовой. В ходе анализа данных были использованы методы факторного и кластерного анализа. В дополнение к количественным были использованы качественные методы исследования: экспертные интервью со священнослужителями, полуструктурированные интервью с верующими. Научная новизна исследования Методологическая новизна исследования заключается в том, что были пересмотрены некоторые положения метода определения воцерковленности, предложенного Чесноковой В. [Беляев, 2009]. Недостатком данной методики является слишком жесткие требования к соблюдению ритуалистических предписаний, которые были сформулированы в первые века христианства, но с трудом могут быть до конца реализованы в современном урбанизированном обществе. Священники описывают процесс «расцерковления»: часть прихожан, которые в период неофитства большое значение придавали ритуальной стороне религиозной жизни, теперь они не всегда соблюдают посты, вычитывают утреннее и вечернее правило, принимают причастие, уделяя большее внимание интеллектуальному развитию и социальной работе. При этом их образ жизни, система ценностей и отношение к православию остались прежними. Основываясь на экспертных интервью со священниками и комментариях респондентов, вопросы о частоте чтения утреннего/вечернего правила и соблюдении постов придавалось наименьшее значение при выделении групп верующих по уровню религиозности. Инновационность данного исследования заключается так же в разработке методологии количественного изучения эклектичной религиозности. Блок анкеты, направленный на выявление элементов эклектичной религиозности состоял из 12 вопросов. При составлении этого блока мы опирались на опросник, предложенный Беляевым Д. [Беляев, 2009], но дополнили его на основании мониторинга книжных магазинов и контента ТВ программ (РНТВ, 3 Мистический и др.). Основываясь на исследовании Беляева в анкету были включены вопросы о вере в силу целителей, экстрасенсов, в возможность чтения мыслей других людей, о вере в прошлою жизнь и карму, в возможность перемещать предметы силой мысли, с отношением к гороскопам и возможности влияние звезд на судьбу человека. В результате мониторинга полок книжных магазинов мы включили в анкету вопросы об отношении респондентов к медитации, трансерфингу реальности, фен-шуй, к представлению о воде как переносчике информации. Большинство из вопросов предполагает четыре варианта ответа, два из которых являются ортодоксальными, два других свидетельствуют о наличии эклектической религиозности. Уровень эклектичной религиозности определяется в зависимости от того, к какому числу неортодоксальных практик респонденты выразили положительное отношение: нулевой уровень предполагает, что респондент негативно относится ко всем перечисленным неортодоксальным практикам, средний уровень – положительное отношение в среднем к 3 из 12 неортодоксальным представлениям, высокий уровень – к 5 и более неортодоксальным представлениям. Концептуальная новизна исследования заключается в том, что впервые при изучении православных верующих делается акцент на исследование эклектичности религиозных представлений верующих как одного из компонентов вернакулярной религиозности. Полученные количественные и качественные данные вносят значительный вклад в исследование роли традиционных религиозных институтов и религиозного бриколлажа в пост-секулярном обществе. Использование концепции вернакулярной религии позволяет описать православие как многогранный феномен, показать, что на уровне повседневности граница между ортодоксией и неортодоксальной эклектикой очень размыта. Концепция вернакулярной религии позволяет избежать конфессиональной оценочности, которая возникает, если руководствоваться только апостольским каноном при социологическом исследовании православия. Важной концептуальной новацией исследования является использование понятия «вернакулярная религия», которое было введено Примиано Л. для изучения повседневной религиозности конфессиональных верующих [Primiano, 1995]. Согласно Примиано Л., слово «фольклорный» обладает негативной, уничижительной коннотацией, т.к. имплицитно сравнивает официальную и народную, фольклорную религию, приуменьшает значение индивидуального религиозного опыта Примиано Л. подчеркивает, что не существует никакой чистой религии (religion as a pure element), в реальности же мы всегда сталкиваемся с персональной интерпретацией религиозной традиции, к которой человек себя причисляет; она предполагает непосредственную личностную и творческую вовлеченность в осмысление существующих религиозных концепций и выбор религиозных практик. До этого понятие «вернакулярная религия» не использовалось в отечественном религиоведении. Введение в научный оборот, апробация и осмысление этого термина служит развитию концептуального аппарата отечественной социологии религии и гармоничной интеграции в зарубежный академический контекст. Основные результаты исследования: 1. С помощью метода кластерного анализа в зависимости от показателей по ритуалистической шкале респонденты были разбиты на четыре группы: высоковоцерковленные, воцерковленные, слабовоцерковленные и невоцерковленные. К первой группе относятся те, кто посещает богослужения, исповедается и причащается раз в месяц и чаще, старается каждый день читать утреннее и вечернее правило, старается соблюдать все установленные Церковью посты, включая среду и пятницу, ко второй – те посещает богослужения один раз в неделю и более, причащается и исповедуется несколько раз в год или один раз в год обязательно, но не каждый месяц, не читает утреннее правило регулярно, время от времени делает послабление в постах, к третей группе – те, кто посещает богослужения в среднем один-два раза в месяц, обязательно исповедуется один раз в год или реже, причащается нерегулярно (раз в несколько лет), читает утреннее и вечернее правило очень редко, постится нерегулярно; к четвертой группе относятся респонденты, которые ни исповедуются, ни причащаются, ни соблюдают постов, ни читают утреннее и вечернее, но посещают богослужения время от времени (православие как культурная идентичность). Из 1081 человек, принявших участие в опросе, высоко воцерковленными является 46%, воцерковленными 22%, слабовоцерковленными 18%, невоцерковленными 14%; 37% имеет нулевой уровень, 37% - средний уровень, 26% – высокий уровень эклектичной религиозности. Наиболее эклектичной оказалась группа слабовоцеркволенных, наименее – высоковоцеркволенных. 2. Уровень воцерковленности является одним из важнейших факторов распространения эклектичной религиозности в среде верующих: В зависимости от соотношения уровня эклектичности и уровня воцерковленности, было выделено четыре группы респондентов: - Религиозно индифферентные респонденты (8% респондентов): данная группа характеризуется низким уровнем воцерковленности и низким уровнем эклектичности. Респонденты в данной группе консервативны, их ответы на вопросы о том, что такое Бог, Церковь, грех наиболее близки к группе ортодоксальных верующих, и значительно отличаются от ответов в двух других группах. К группе невоцерковленных относятся те, кто воспринимает православие только как часть национальной идентичности (формально верующие) и респонденты, которые ранее были активными прихожанами, но разочаровались в православии. - Неортодоксальные эклектики (24% респондентов): это группа респондентов с низким уровнем воцерковленности и высоким уровнем эклектичности. Респонденты данной группы - разочаровавшиеся в институциональном православии, но сохранившими конфессиональную идентичность; как правило, они мало знают о православии и имеют низкий уровень религиозной грамотности. Некоторые респонденты восполняют обращением к неортодоксальным практикам поверхностное знание православной традиции. Часть респондентов отдает предпочтение внеконфессиональному опыту, потому что он дает возможность выразить свою индивидуальность, найти ответы на интересующие вопросы, решить проблемы, и при этом быть свободным от «внешних авторитетов» и строгих требований православной традиции. В данной группе наиболее распространены эклектичные представления, противоречащие православной вере (например, христианское представление о душе/идея реинкарнации). - Ортодоксальные интерпретаторы (40% респондентов): это группа с высоким уровнем воцерковленности и высоким уровнем эклектичности, люди, для которых важное значение имеет религиозный поиск, духовный опыт, и стремление самостоятельно найти ответы на интересующие вопросы. Для этой группы характерны высокий уровень религиозной грамотности и, одновременно, принятие, оценка и осмысление эклектичных представлений с позиций православного христианства, стремление выстроить непротиворечивую систему верований. Некоторые верующие видят в неортодоксальных практиках возможность расширения духовного опыта, при этом они остаются православными и не перестают посещать церковь. Они ссылаются на то, что институциональное православие не дает ответы на их вопросы, предлагает только универсальные и слишком однозначные решения их частных проблем. Некоторые верующие используют неортодоксальные понятия, такие как аура, чакры, энергии, потому что ощущают скудность языка современного православия, невозможность описать при помощи него те феномены, которые возможно существуют, но еще не осмыслены теологами и священством. Например, священник описывает свое общение с потомственным колдуном с помощью термина «негативная энергетика», подразумевая при этом особую энергию вокруг тела человека, которую, на подобии биополя, можно измерить и чувствовать на расстоянии. Некоторые православные говорят, что нимб это та же аура, которая становится видимой. Проникновение неортодоксальных терминов в православный дискурс далеко не всегда предполагает смысловой перенос, чаще всего происходит смешение ортодоксальных и неортодоксальных коннотаций. - Ортодоксальные верующие (28% респондентов): это респонденты с наиболее высоким уровнем воцерковленности и низким уровнем эклектичности. Респондентам данной группы свойственно негативное или нейтральное отношение к эклектичным представлениям, их ответы являются наиболее ортодоксальными. 3. Проведенный анализ показал, что уровень эклектичной религиозности тесно связан с уровнем институциональной активности: наименее эклектичны те респонденты, которые активно участвует в жизни прихода, в социальной деятельности православной церкви, обращается за советом и доверяет священству. Невысокий уровень эклектичности в группах высоковоцерковленных и воцерковленных связан с тем, что респонденты демонстрировали высокий уровень доверия к православной церкви как институту, что проявляется в высокой частоте социальной и приходской активности, а так же в регулярном обращении к священникам за советом. Активно участвует и время от времени принимает участие в приходских мероприятиях 55% опрошенных. Регулярно обращаются за советом к священникам, больше всего по вопросам, связанным с духовной жизнью и взаимоотношениям с родными и друзьями 46% высоко воцерковленных и 36% воцерковленных респондентов. Социальная активность демонстрирует наименьшие показатели среди всех групп верующих: в социальной работе принимали участие 29% опрошенных, в миссионерской деятельности 25%, но 71% участвовало в оказании помощи храму (пожертвования, ремонт, уборка, проч.) (см. таб. №1, приложение 2). Большинство респондентов признает значимым оказывать материальную поддержку храму, низкий уровень активности в социальном служении может быть связан как с низким уровнем социальной и гражданской активности в обществе, так и с нехваткой времени у работающих респондентов. 4. Больше половины высоковоцерковленных и воцерковленных имеют высокий и средний уровень религиозной грамотности (см. таб. №2, приложение 2). Недостаток религиозного образования ощущается в группе слабовоцерковленных: 62% имеют низкий уровень религиозной грамотности, 34% - средний, 4% - высокий. Это один из важнейших факторов, который влияет на высокий уровень эклектичной религиозности в этой группе. Относительно высокий уровень религиозной грамотности среди невоцерковленных объясняется тем, что в эту группы так же попали респонденты, которые были активными прихожанами, но разочаровались в православии. Таким образом, знание/незнание содержания православного учения является одним из важнейших факторов, влияющих на распространение эклектичной религиозности в среде православных. 5. Урбанизация изменила отношение людей к религии; как отмечает Кокс, в городах религиозность основана на личном выборе, она носит индивидуальный характер и в меньшей степени определяется принадлежностью к социальной группе. Урбанизированное общество принципиально иначе структурирует свободное время горожанина, предлагая разнообразные формы досуга. Досуг как время, отведенное для собственного развития, становится условием индивидуального освоения культуры и религии. Способствуя возникновению индивидуальной религиозности, в настоящее время урбанизация не оказывает значимого влияния на отношение к эклектичной религиозности. Региональное исследование не выявило статистически значимой корреляции между распространенностью эклектичной религиозности и уровнем урбанизации. Число респондентов с высоким и средним уровнем эклектичной религиозности в Нижнем Тагиле незначительно выше, чем в Екатеринбурге и Кировграде, а Кировград по своим показателям значительно ближе к Екатеринбургу, чем к Нижнему Тагилу (см. таб. №3, приложение 2). Сравнивая данные, собранные в разных регионах, возможно получить более точные данные о влиянии урбанизации на эклектичность религиозных представлений. 6. Наиболее распространенными неортодоксальными практиками среди респондентов из Екатеринбурга, Нижнего Тагила и Кировграда являются вера в то, что у человека есть аура (биополе), способности к телепатии и телекинезу, убеждения в действенности колдовства и магии, способность воды хранить и передавать информацию, готовность обратиться за помощью к ясновидящим или экстрасенсам в сложной жизненной ситуации, представление о том, что в теле человека есть чакры и энергии, талисманы и амулеты способны оказывать воздействие; наименее распространенными оказались вера в реинкарнацию, допустимость спиритических контактов с призраками, занятие восточной медитацией, вера в гороскопы и предсказания астрологов (см. таб. №3, приложение 2). Распространённость представлений о существовании ауры (биополя), телепатии и телекинеза, особых информационных свойств воды, чакр и энергий в теле человека во многом связана с тем, что респонденты интерпретируют данные понятия в естетсвеннонаучном ключе, например, понятие биополя связывается с естетсвенными физическими полями человека (электромагнитным, звуковым, слабым радиоактымным и т.д.), чакры воспринимаются как медицинский термин, способность воды хранить и передавать информацию объясняется изменениями в молекулярной структуре. Кроме того, часть респондентов объясняет эти концепции с помощью православных представлений, стремясь сделать их органической частью ортодоксального дискурса: понятие ауры связывают с нимбом и фаворским светом, исходящим от святых, энергоинформационные свойства воды соединяются с представлениями об особых свойствах освященной воды. Наименее популярным из перечисленных представлений является вера в существование в теле человека энергий /чакр; оно чаще получает негативную оценку респондентов. Это представление прежде всего разделяют люди, которые заботятся о своем здоровье, связаны с медициной или спортом. Проведенный факторный анализ показал, что это представление более распространено среди респондентов, которые положительно относятся\практикуют восточную медитацию, доверяют астрологам и гороскопам, т.е. разделяющих идеи, характерные для Нью Эйдж. Популярность колдовства и магии стала особенно распространённой в России в 90-е гг.: во многих домашних библиотеках встречались разнообразные сборники заговоров и обрядов. Верят в действенность колдовства и магии в Екатеринбурге 38,5%, в Кировограде 47%, в Нижнем Тагиле 49% респондентов. Описание различных магических явлений, совершаемых волхвами, есть в Ветхом и Новом Заветах и, в целом, согласуется с христианской картиной мира. Гораздо важнее для понимания отношения православных к магии и колдовству является тот факт, что большинство респондентов связывают колдовство и магию с действием бесов или нехристианских сил; при этом 92% респондентов Екатеринбурга считает недопустимым пользоваться услугами колдунов и магов (в Кировграде 91%, в Нижнем Тагиле – 88%). Обратиться, в случае необходимости, за помощью к ясновидящим и экстрасенсам в Екатеринбурге готовы 30,2% респондентов, в Нижнем Тагиле 40%, в Кировграде 36%. Помимо этого, обращались к экстрасенсам, но теперь считают это ошибкой 31,0%, 34,0%, 39% опрошенных соответственно. В сложной жизненной ситуации обратиться за помощью к экстрасенсу или астрологу предпочитают только 2%, большинство ожидает помощи от Бога (88%) или обратиться за помощью к священнику (66%). Таким образом, несмотря на довольно терпимое отношение к подобного рода практикам, в обществе существует довольно низкая степень доверья к ним, к магическим практикам обращаются в качестве вспомогательного средства, в силу моды или любопытства. Другим распространённым неортодоксальным представлениям является вера в реальность воздействия на человека талисманов и амулетов: в Екатеринбурге 24%, в Кировграде 25%, в Нижнем Тагиле 34% опрошенных разделяют это убеждение. Важно отметить, что православные по-разному интерпретируют это явление: часть указывает, что действенным талисманом является только нательный крест (положительная интерпретация), другие акцентируют вредоносность подобных предметов в силу их языческих корней (негативная интерпретация). Большинство относится скептически к реальности воздействия талисманов и амулетов, ссылаются на эффект плацебо, «материальность мысли» и силу веры, обеспечивающие действенность талисманов и амулетов. Популярность квазинаучных и магических представлений связана с тем, что, начиная с 90-хх гг. ХХ века бульварные СМИ активно транслируют сообщения о регистрации этих явлений, на телевидении существуют разные программы и фильмы, созданные в жанре псевдонаучного исследования. Литература, посвященная этой тематике, активно издается и пользуется популярностью среди населения. Привлекательность магических представлений объясняется потенциальной возможностью добиться нужного результата кратчайшим и простым путем и частично связана с социально-экономическими условиями. В ситуации экономической нестабильности, при низком уровне социальной мобильности и высоком социальном неравенстве в обществе, отсутствуют или сведены к минимуму возможности индивида рациональным путем влиять на события собственной жизни. Когда человек не видит эффективного рационального способа решить проблему или человек убежден, что его жизнь зависит не от его решений и поступков, но от стечения обстоятельств и действия различных сил, которые он не может контролировать, то он начинает искать нерациональные способы решения проблем. Наименее распространенными представлениями являются: допустимость общения с призраками, положительное отношение к восточной медитации, вера в прошлые жизни, доверие к гороскопам и астрологии. Незначительная популярность этих учений связана с тем что они плохо согласуются с православным учением. Низкий уровень доверия к гороскопам и астрологии объяснить «профанацией» астрологии, наблюдаемой в последние десятилетия в России: повсеместное распространение астропрогнозов и эксплуатация астрологических символов неизбежно приводят к падению интереса и распространению негативного или несерьезного отношения к астрологии в целом. 7. Уровень эклектичной религиозности зависит от возраста: в старших возрастных группах респонденты чаще демонстрируют скептическое отношение к неортодоксальным концепциям, в то время как молодые люди более открыты и восприимчивы к нетрадиционным религиозным концепциям (см. табл. №4, приложение 2). Наибольшей популярностью неортодоксальные идеи и практики пользуются у тинэйджеров и в возрастной группе 20-29 лет, наименьшей у людей старше 60 лет. После 30 количество респондентов с высоким уровнем эклектичной религиозности уменьшается, а количество людей с нулевым уровнем увеличивается и достигает максимума 46,8% в возрастной группе 69+. Эта закономерность объясняется возрастными особенностями: молодое поколение более открыто в отношении нетрадиционых представлений, склонно к экспериментам. Молодежь ориентирована на новации, является потребителем новейших идей и и стремится нарастить свое отличие от старших поколений. С возрастом люди становятся консервативнее, они начинают с осторожностью относиться к различным нововведениям. 8. Уровень эклектичной религиозности обратно пропорционально зависит от уровня образования респондента: отрицательное к эклектичной религиозности чаще демонстрируют люди с неоконченным средним, средним и средне специальным образованием (50%, 41% и 42% соответственно), чем респонденты, имеющие высшее образование и ученую степень (33% и 35% соответственно) (см. табл. №5, приложение 2). В то же время в группе с наибольшим значением чаще оказываются люди с высшим образованием или имеющие научную степень (29% и 46% соответственно), а люди с неоконченным средним и средним образованием в этой группе встречаются сравнительно редко: (9% и 20% соответственно). Данная тенденция объясняется тем, что более образованные люди менее консервативны и более открыты по отношению к неортодоксальным идеям практикам, которые они воспринимают либо как расширение знания о мире, в том числе дополнение научной картины мира, либо как способ личностного роста и организации досуга. 9. Анализ не выявил зависимости между полом респондента и уровнем эклектичной религиозности. Женщины незначительно преобладают в группе с нулевым уровнем эклектичной религиозности (38% и 33% соответственно), мужчины – в группах со средним (39% и 36%) и высоким уровнем (27% и 26%) (см. табл. №6, приложение 2). Таким образом, зависимость между полом и отношением к эклектичной религиозности характеризует предпочтения респондентов, носит качественный, а не количественный характер. Мужчины чаще, чем женщины, высказывают свою убежденность в особых информационных свойствах воды, используют практику медитации, считают допустимым общение с призраками, интересовались транссерфингом реальности (здесь наблюдаются более сильные корреляции). Женщины чаще, чем мужчины прислушиваются к гороскопам, обращаются за помощь к магам, экстрасенсам и т.д. В тоже время мужчины значительно чаще, чем женщины демонстрируют скептическое отношение: отрицают существование ауры, возможность телепатии и телекинеза, реинкарнацию, чакры и энергии в теле человека. Мужчины в большей степени ориентированы на интеллектуальное развитие, увеличение знания об окружающем мире, неортодоксальные практики их привлекают возможностью личностного роста, в то время как женщины выбирают неортодоксальные элементы, руководствуясь практическими соображениями, стремясь найти выход из сложной жизненной ситуации. Результаты исследования были представлены на следующих конференциях и семинарах. 1. Международная конференция «Социология религии в обществе позднего модерна», Белгород, Россия, 25-26 сентября 2015. Доклады: Гришаева Е.И., Шумкова А.В., Бусыгин А.Г. «Стратегия исследования эклектичной религиозности в среде православных верующих». Круглый стол: «Традиционные религии в постсекулярном обществе: исследование эклектичной религиозности в приходах Екатеринбургской митрополии», модераторы Фархитдинова О.М., Гришаева Е.И. 2. Семинар по социологии религии, кафедра апологетики Минской духовной академии. 11 января 2016 года. Основной докладчик Гришаева Е. И. «Православие в современной России: от апостольской ортодоксии к пост-секулярной эклектике». Планируется представить результаты проекта на российских и международных конференциях в 2016. 1. Grishaeva E., Farkhitdinova O., Shumkova V., Khaziev G. “What Does it Mean to be a True Orthodoxy in Post-secular Russia: A Quantitative Research of Eclectic Religiosity of Orthodox believers in the Middle Ural”. 12th ISORECEA and ESA mid-term conference Religion and Non-Religion, Zadar, Croatia, 21-24 April, 2016. (заявка принята и включена в программу). 2. Grishaeva E., Farkhitdinova O., Shumkova V., Khaziev G. “Attitude to Magic and Spirituality as a Part of Vernacular Orthodoxy in Post-secular Russia”. EASR conference Relocating Religion, Finland, June 2016. (заявка подана). 3. Гришаева Е.И. «Вернакулярное православие в пост-секулярном обществе: от ортодоксии к эклектике». Конгресс РОС, Россия, Екатеринбург, октябрь 2016. (заявка подана). Список подготовленных публикаций по теме проекта: 1. Гришаева Е.И., Шумкова В.А., Бусыгин А.Г. «Стратегия исследования эклектичной религиозности в среде православных верующих». Сборник научных статей по итогам международной конференции «Социология религии в обществе позднего модерна», Белгород, Россия, 25-26 сентября 2015. С. 160-172. (журнал индексируется РИНЦ) 2. Гришаева Е.И., Фархитдинова О.М., Хазиев Г.П. «От секулярного к постсекулярному: эклектичность религиозного сознания верующих в современной России». «Вестник ЛГУ». – 2015. – №3 – с. 143-151. (журнал индексируется ВАК). 3. Гришаева Е.И., Шумкова В. А., Бусыгин А.Г. «Вернакулярное православие в пост-секулярном обществе: на материале социологического исследования в приходах Екатеринбургской митрополии». Вестник ПСТГУ, статья принята к печати и будет опубликована в 2016 г., текст статьи прикреплен в форме 1. (журнал индексируется ВАК). 4. Гришаева Е.И., Фархитдинова О.М., Шумкова В.А. «Исследование религиозности верующих Екатеринбургской митрополии: от ортодоксии к пост-секулярной эклектике». (статья направлена на рассмотрение в журнал «СОЦИС», индексируемый в базах данных Web of Science, текст статьи прикреплен в форме 1). 5. Grishaeva E., Shumkova V. “What Does it Mean to be a True Orthodoxy in Post-secular Russia: A Quantitative Research of Eclectic Religiosity of Orthodox believers in the Middle Ural” in Religion and Magic in Socialist and Postsocialist Contexts, edited by A. Cotofana and J. M Nyce. Cambridge Scholars Press. (статья отправлена, монография находится в процессе редактирования, текст статьи прикреплен в форме 1). Список литературы, упомянутой в тексте Беляев Д.О. Опыт эмпирического исследования гетеродоксальной религиозности в современной России // Социологические исследования. 2009. № 11. C. 88–98. Чеснокова В.Ф. Воцерковленность: феномен и способы его изучения // Десять лет социологических наблюдений: научное издание / Сост. А.А. Черняков. М.: Общественное мнение, 2003. Primiano L. N. Vernacular Religion and the Search for Method in Religious Folklife // Western Folklore. 1995. 54 (1): 37-56.


 

ПУБЛИКАЦИИ ПО ИТОГАМ ПРОЕКТА


Научная статья: Хазиев Г.П. , Фархитдинова О.М. , Гришаева Е.И. , От секулярного к постсекулярному: эклектичность религиозного сознания верующих в современной России, ВЕСТНИК Ленинградского государственного университета имени А. С. Пушкина, Санкт-Петербург, 2015, 3, 2, 143 - 153- Русский
Научная статья: Бусыгин А.Г. , Шумкова В.А. , Гришаева Е.И. , Стратегия исследования эклектичной религиозности в среде православных верующих*, Сборник научных статей по итогам международной конференции «Социология религии в обществе позднего модерна», Белгород, Россия, 25-26 сентября 2015., Белгород, 2015, 160 - 172- Русский