КАРТОЧКА ПРОЕКТА,
ПОДДЕРЖАННОГО РОССИЙСКИМ ГУМАНИТАРНЫМ НАУЧНЫМ ФОНДОМ

Информация подготовлена на основании данных из Информационной системы РГНФ, содержательная часть представлена в авторской редакции. Все права принадлежат авторам, использование или перепечатка материалов допустима только с предварительного согласия авторов.

 

ОБЩИЕ СВЕДЕНИЯ


Номер17-04-18023

НазваниеПолевое исследование языкового разнообразия и коммуникации в этнических сообществах Аляски

РуководительБергельсон Мира Борисовна, Доктор филологических наук Доцент

Организация финансированияФедеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт языкознания Российской академии наук , г Москва

Года выполнения2017

КонкурсОсновной конкурс 2017 года

Тип проектае - проект экспедиций, полевых и социологических исследований, научно-реставрационных работ, необходимых для получения новых данных в области гуманитарных наук

Область знания, код классификатора04 - ФИЛОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ; ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ, 04-120 - Языкознание

Ключевые словаАляска, исчезающие языки, атабаскские языки, русский язык, диалекты, грамматика, словарь, тексты, коммуникация в малых этнических группах

Код ГРНТИ16.41.63

Номер государственной регистрации


 

ИНФОРМАЦИЯ ИЗ ЗАЯВКИ


АннотацияОдна из наиболее фундаментальных проблем современной лингвистики - документация исчезающих языков и коммуникативных практик в малых этнических группах. В современном мире малые языки массово движутся к исчезновению; по некоторым оценкам, к концу 21 века число человеческих языков может уменьшиться вдвое. Хотя повернуть вспять процесс исчезновения того или иного языка силами лингвистов, как правило, невозможно, но лингвисты могут документировать языки, сохранив их для будущих поколений носителей и исследователей. Это касается не только самих языков, но также и коммуникативных практик в малых этнических группах. В рамках данного экспедиционного проекта мы намерены документировать два малых идиома Аляски, находящихся под угрозой и движущихся к исчезновению. Во-первых, это нинильчикский диалект русского языка, сохранившийся со времен Русской Америки на Кенайском полуострове. Нинильчикский диалект имеет ряд лексических особенностей, сильно отличающих его от любых диалектов России, есть существенные грамматические отличия в области таких категорий, как род, падеж, вид, время и др., состав фонем существенно отличается от всех известных русских диалектов России. В 2017 году мы намерены собрать лексические и грамматические данные, пока еще не полученные для этого диалекта. На нинильчикском диалекте в настоящее время могут говорить лишь около 10-15 людей старше 75 лет, поэтому задача его полной документации является крайне срочной. Во-вторых, мы будем заниматься документацией верхнекускоквимского языка, относящегося к атабаскской языковой семье и распространенного в верхнем течении реки Кускоквим в центре Аляски. Атабаскские языки в целом типологически необычны, и при этом недостаточно хорошо описаны. В них сочетаются такие свойства, как сверхсложная морфонология, почти исключительно префиксальная структура глагола, расположение словоизменительных морфем между корнем и словообразовательными показателями и ряд других экзотических характеристик. Верхнекускоквимский язык относится к числу полисинтетических языков с местоименными аргументами. Наш проект направлен на сбор недостающих сведений по грамматике верхнекускоквимского языка. Верхнекускоквимским языком владеют лишь около 20-25 людей старше 65 лет, поэтому его документация безотлагательна. Помимо лексико-грамматической работы, мы намерены провести социокультурные исследования в местах бытования обоих идиомов. Мы исходим из того, что каждый язык не просто представляет собой структурный объект, но непременно погружен в среду общества и культуры, и учет этих аспектов необходим для полноты документации. В частности, мы планируем осуществить описание современных социально-коммуникативных процессов в сообществе верхнекускоквимских индейцев в связи с историческими процессами этногенеза, на основе архивных материалов и интервью с местными жителями собрать свидетельства о развития этнического сообщества индейцев-атабасков верхнекускоквимского региона Центральной Аляски. Специфика работы с малыми группами состоит в том, что каждый носитель сверхзначим, а идиолект представляет такую же ценность, как целый диалект в случае крупного языка. В нашем проекте мы стремимся содействовать сохранению русского языка и культуры российских первопроходцев на Аляске и верхнекускоквимского языка атабасков Аляски посредством документирования языковых данных и расширения доступа носителей языка и исследователей к необходимым материалам. Результатом работы по нинильчикскому диалекту аляскинского русского должны стать новые лексические и грамматические материалы, до сих пор не собранные исследователями. Они будут представлены в форме словарных статей и грамматических описаний. Этот запланированный результат имеет большую научную значимость, в силу уникальных характеристик данного диалекта русского языка и в силу его ожидаемого исчезновения в ближайшее время. Для верхнекускоквимского языка результаты будут представлять собой новые данные по грамматике языка и новые обработанные тексты. Создание полного описания верхнекускоквимского языка имеет большую научную ценность, так как комплексных грамматических описаний атабаскских языков Аляски не существует, при том что эти языки типологически очень интересны и быстро движутся к исчезновению. Что касается исследования коммуникативных практик в малых этнических группах Аляски, результаты будут состоять в задокументированных в современном цифровом формате исторических свидетельствах, результатах интервью и опросов, генеалогических деревьях, сформулированных обобщениях о коммуникативных паттернах. По итогам экспедиции будет подготовлена обобщающая статья для публикации в «Вестнике РГНФ». Также планируется серия публикаций по теме проекта в журналах и сборниках, посвященных словарю и грамматике нинильчикского диалекта, грамматике верхнекускоквимского языка, особенностям коммуникации в малых этнических группах Аляски.

Ожидаемые результаты


 

ИНФОРМАЦИЯ ИЗ ИТОГОВОГО ОТЧЕТА


Краткая аннотация полученных результатовОдна из наиболее фундаментальных проблем современной лингвистики - документация исчезающих языков и коммуникативных практик в малых этнических группах. Большинство языков мира являются малыми по числу носителей, и именно такие языки в настоящее время находятся под угрозой исчезновения. По некоторым оценкам, к концу 21 века число человеческих языков может уменьшиться вдвое. Повернуть вспять процесс исчезновения того или иного языка силами одних лингвистов, как правило, невозможно. Но лингвисты могут по крайней мере документировать языки, сохранив их для будущих поколений носителей и исследователей. Важность этой работы трудно переоценить. Каждый недостаточно описанный язык заслуживает того, чтобы быть документированным, пока это еще возможно. Это касается также и коммуникативных практик в малых этнических группах, которые исчезают так же быстро, как и сами языки. В рамках данного экспедиционного проекта мы продолжили документацию двух идиомов Аляски (США), находящихся, к сожалению, на заключительной стадии своей истории. Как известно, Аляска в 18-19 вв. была частью России, поэтому в расширительном смысле можно считать, что настоящий проект имеет отношение к документации языков России. Во-первых, в число исследуемых идиомов входит аляскинский вариант русского языка, распространенный в ряде мест на Аляске. Этот вариант, уникальный и исключительный в целом ряде отношений, относится к русской языковой ойкумене, хотя и расположен формально за пределами России. Аляскинский вариант русского языка возник во времена Русской Америки среди "креолов" - людей смешанного русско-туземного происхождения, находившихся на службе Российско-Американской компании. Аляскинский русский сохранился до настоящего времени и имеет ряд региональных диалектов. Имеются данные о нинильчикском и кодьякском диалектах. По данному направлению мы занимались документацией нинильчикского диалекта. Эта работа была продолжена экспедицией 2017 года. Нинильчикский диалект аляскинского варианта русского языка распространен на Кенайском полуострове - в деревне Нинильчик и близлежащих населенных пунктах. Нинильчик был основан в середине 19 века для пенсионеров Российско-Американской компании и их семей (как русских, так и креолов) на территории атабаскского племени денаина. Нинильчикский диалект имеет ряд лексических особенностей, сильно отличающих его от любых диалектов России, в том числе: наличие заимствований из аборигенных языков Аляски (эскимосский язык алютик, атабаскский язык денаина), словообразовательные инновации 20-го века, морфологически переосмысленные английские заимствования и т.д. Есть существенные грамматические отличия в области таких категорий, как род, падеж, вид, время и др. Состав фонем существенно отличается от всех известных русских диалектов России, доказано исчезновение корреляции по палатализации в ряде позиций. Наша задачей в области нинильчикского диалекта в 2017 году являлся сбор дополнительных лексических и грамматических материалов,проверка уже имеющихся словарных данных, в том числе и с другими носителями, а также расширение состава наших информантов за счет привлечения возможных латентных носителей из числа «потерянного поколения». На нинильчикском диалекте в настоящее время в той или иной степени могут говорить лишь около 10-15 людей старше 75 лет, поэтому задача его полной документации является крайне срочной. Вторым направлением работы в экспедиции 2017 года являлось продолжение документации верхнекускоквимского языка, относящегося к атабаскской языковой семье. Эта семья, по мнению ряда исследователей, является результатом значительно более поздней миграции из Сибири, по сравнению с большинством коренных языков Америки, и, возможно, связана дальним родством с енисейской семьей. Так что и в этом случае мы имеем дело с периферией языкового разнообразия России. Верхнекускоквимский язык распространен в верхнем течении реки Кускоквим в центре Аляски. Атабаскские языки в целом представляют собой типологически интересное и необычное явление. В них сочетаются такие свойства, как сверхсложная морфонология, почти исключительно префиксальная структура глагола, расположение словоизменительных морфем между корнем и словообразовательными показателями и ряд других экзотических характеристик. Верхнекускоквимский относится к числу полисинтетических языков с местоименными аргументами. Большой интерес представляет система ориентационных показателей, указывающих на направление движения по вертикальной оси и по отношению к течению реки, а также система маркирования степеней семантической транзитивности. Летом 2017 года был проведен сбор недостающих сведений по грамматике верхнекускоквимского языка. Верхнекускоквимский язык и этнос подверглись существенному русскому влиянию. Несмотря на географическую удаленность, предки современных верхнекускоквимцев приняли православие в 19-м веке и придерживаются его до сих пор. В верхнекускоквимском языке есть около 80 русских лексических заимствований. Все фамилии верхнекускоквимцев происходят от русских имен - полных или уменьшительных (Исай, Николай, Петруска и т.д.). Верхнекускоквимским языком владеют лишь около 20-25 людей старше 65 лет, поэтому его документация также не терпит промедлений. Помимо лексико-грамматической работы, мы проводили социокультурные исследования в местах бытования обоих идиомов. Мы исходим из того, что каждый язык не просто представляет собой структурный объект, но непременно погружен в среду общества и культуры, и учет этих аспектов необходим для полноты документации. В частности, мы собрали материалы, которые позволили начать описание современных социально-коммуникативных процессов в сообществе верхнекускоквимских индейцев в связи с историческими процессами этногенеза. На основе архивных материалов и интервью с местными жителями были собраны свидетельства развития этнического сообщества индейцев-атабасков Верхнекускоквимского региона Центральной Аляски, включающие исторические свидетельства эпохи первой половины ХХ века (церковные книги пос. Николай). В собранных материалах, в современном цифровом формате содержится большой объем информации об этнической группе: фотографии, рукописные заметки. Были проведены интервью с местными жителями, которые, наряду с методами включенного наблюдения за бытом, позволяют проследить изменения специфических форм коммуникации (потлачи, общение между родственниками и друзьями, между поколениями, общение в ходе традиционной охоты и пр.), уточнить генеалогическое древо верхнекускоквимцев с конца 19 в по настоящее время. Мы провели социолингвистический опрос, выявивший динамику владения языком в разных возрастных, гендерных, религиозных и профессиональных группах. Важность этого опроса опредлялась, в том числе, и тем, что опросник практически полностью совпадал с опросником, использовавшимся нами для этой же цели в 1997 году. С тех пор прошло 20 лет и нам было необходимо зафиксировать произошедшие изменения в отношении верхнекускоквимцев к родному языку, попыткам его ревитализации и собственно его сохранности. Специфика работы с малыми группами состоит в том, что каждый носитель сверхзначим, а идиолект представляет такую же ценность, как целый диалект крупного языка. Поэтому соиолингвистические исследования, с включением в них генеалогических исследований, позволяющих зарегистрировать каждого носителя языка, очень важны. Мы также провели исследование индивидуального и регионального языкового варьирования. Территория, которой традиционно пользовался верхнекускоквимский этнос, насчитывавший всего лишь несколько сотен человек, составляла около 50 тыс. кв. километров. Поэтому, несмотря на малую популяцию, индивидуальное варьирование и сейчас велико и сравнимо с различиями между целыми близкородственными языками других семей. Таким образом, все наши проекты и под-проекты в данной экспедиции были направлены на разностороннее решение нашей главной задачи - документации двух идиомов Аляски, находящихся под угрозой и движущихся к исчезновению. В нашем многолетнем проекте мы стремимся содействовать сохранению русского языка и культуры российских первопроходцев на Аляске и верхнекускоквимского языка атабасков Аляски посредством фиксации языковых данных и расширения доступа носителей языка и исследователей к необходимым материалам. Лингвистический и исторический контекст Аляски задает большие преимущества для совместного исследования аборигенных языков и аляскинского русского: изолированное изучение каждого из этих лингвистических феноменов было бы неизбежно ограниченным. В рамках данного экспедиционного проекта мы использовали методы и подходы полевой лингвистики и социолингвистики. Во-первых, это так называемая элицитация - сбор данных о языке при помощи перевода с языка-посредника, в нашем случае английского. Во-вторых, это сбор, транскрибирование, перевод и анализ естественного дискурса - бытовых диалогов, рассказов, фольклорных текстов, песен, паремий и т.д. В-третьих, это сбор данных по анкете, например при выяснении парадигмы местоимений или способов выражения пространственных значений посредством предлогов/послелогов. В-четвертых, это интервьюирование представителей этнических групп по заранее подготовленным вопросникам. В-пятых, это работа в архивах, музеях и библиотеках Аляски. В-шестых, исследование контента современных социальных сетей, активно используемых членами этнических групп Аляски. Современная документация предполагает технологическую оснащенность - и инструментальную, и программную. В нашей работе мы использовали видео-, и аудиозаписи в высоком разрешении, приемлемом для архивации данных. Мы применяем такие программные инструменты полевой лингвистики, как Toolbox, Fieldworks, ELAN, Lexique Pro, генеалогические программы и т.д. Во время каждой сессии работы с информантом все участники работают совместно: один проводит беседу, второй ведет протокол разговора в компьютере и обеспечивает аудио- и видеозапись. Мы уделяем особое внимание качеству звукозаписи каждого примера и каждого словарного входа и связанной с этим обработке звуковых файлов, а также созданию видео-, аудио- и фотоархива в цифровом формате, который дает нам возможность не только фиксировать языковые сессии и предметы материальной культуры, но и предоставляет исследователям удобный интерфейс для изучения языкового поведения и коммуникативных сценариев. Проделанная работа по трем направлениям экспедиционного проекта. Экспедиция проходила с 20 июля по 9 сентября 2017 года. Такое сокращение сроков экспедиции в полтора раза было обусловлено тем, что полученное финансирование представляло собой половину от запрошенной суммы, высчитанной из расчета трех месяцев экспедиционной работы. Однако мы сумели выполнить задачи, поставленные нами в этом проекте. 1. Была выполнена следующая программа работ по нинильчикскому диалекту аляскинского русского: - возобновление контактов с ранее задействованными информантами - выявление латентных носителей 60-70 летнего возраста, не пользующихся русским языком, но фактически владеющих им - работа по словарю: снятие вопросов по ранее зафиксированным лексическим единицам; семантический и грамматический анализ местоимений, частиц, фразовых единиц; создание фонетических записей для тех словарных единиц, для которых качественный аудиофайл отсутствует - сбор лингвокультурных комментариев к словарным и фразовым единицам - фиксация языковых изменений (в грамматике, в речевой компетенции носителей) со времени первых записей нинильчикского диалекта (К. Дейли, 1980-е гг.) Вдобавок к запланированному: а) мы упорядочили и отредактировали словарную базу данных Нинильчикского русского языка, позволяющую осуществить выпуск бумажной и дальнейшую разработку интерактивной версии и вобравшую в себя как материалы предыдущих экспедиций, так и данные полученные в результате экспедиции 2017 года. Файлы со вспомогательными материалами и сами словарные статьи реализованы на английском языке и на базе латинского алфавита, так как аудитория этой версии словаря не знает русского языка и не владеет кириллическим письмом. б) на основании анализа источников мы предприняли пилотное исследование распространения Аляскинского русского за пределами Нинильчика. А именно, мы предприняли поездку в пос. Нанвалек, где проживают представители эскимосской этнической группы алютик и одновременно потомки русских и где до недавнего времени звучал аляскинский русский. Получены совершенно новые социолингвистические и языковые данные о распространении русского языка и культуры в отдаленных поселениях эскимосов залива Кука. 2. Была выполнена следующая программа работ по верхнекускоквимскому языку: - возобновление контактов с ранее задействованными информантами - выявление латентных носителей 50-60 летнего возраста, не пользующихся языком, но фактически владеющих им - транскрибирование и перевод еще не обработанных текстов - глоссирование текстов при помощи информантов - опрос информантов в целях заполнения лакун в грамматическом описании (аспектология, семантика частиц, полипредикативный синтаксис) - исследование лексической просодии (тоны, констрикция) 3. Были выполнены следующие пункты программы исследования коммуникации в этнических сообществах: - проведение социолингвистических опросов, выявляющих динамику владения языком в разных возрастных, гендерных, религиозных и профессиональных группах - копирование и анализ церковных книг пос. Николай, содержащих ценные данные об истории этнической группы - частичная оцифровка и анализ фотографий, рукописных заметок, документов из фондов музея в пос. МакГрат - продолжено исследование генеалогии верхнекускоквимцев и идентификация всех живущих носителей языка Конкретные результаты проведенной экспедиционной работы. 1. Упорядочена и отредактирована словарная база данных Нинильчикского русского языка, позволяющая осуществить выпуск бумажной и дальнейшую разработку интерактивной версии и вобравшая в себя как материалы предыдущих экспедиций, так и данные полученные в результате экспедиции 2017 года. Файлы со вспомогательными материалами и сами словарные статьи реализованы на английском языке и на базе латинского алфавита, так как аудитория этой версии словаря не знает русского языка и не владеет кириллическим письмом. 2. По результатам нашей работы в области аляскинского русского были сделаны три презентации (три доклада): в общественном центре пос. Нинильчик в рамках презентации словаря, в музее пос. Нанвалек в рамках нашего пилотного визита в эту новую для нас локацию и в центральной библиотеке г. Анкоридж. Все три выступления были высоко оценены местным сообществом, что имеет большое значение для престижа русского языка в целом и поддержания интереса к истории и культуре Русской Америки. В результате этих действий мы планируем разработку совместного проекта с государственным музеем Аляски в г. Анкоридж по созданию постоянной экспозиции русского языка и культуры на Аляске по материалам нашего словаря и баз данных. 3. По результатам работы с имеющимися письменными материалами и свидетельствами о жизни представителей старшего поколения пос. Нинильчик (последнего поколения, для которого русский язык был родным) нами опубликована статья «Chainik keepeet… (‘The tea kettle is boiling’). История жизни русского сообщества на Аляске». 4. Результаты исследований вернекускоквимского языка и культуры были представлены в нескольких докладах. В них используются данные, полученные именно в ходе экспедиции 2017 года. В рамках одного доклада речь шла об одном из наиболее замечательных свойств естественного дискурса на верхнекускоквимском языке – редком изобилии дирекционалов, то есть слов, указывающих на ориентацию в пространстве. В традиционном верхнекускоквимском дискурсе, особенно в рассказах охотников о перемещении по местности, постоянно указывается ориентация движения относительно топологических осей «вверх/вниз по склону» и «вверх/вниз по реке». Дирекционалы образуются от корней -nwg- ‘вверх по склону’, -ts- ‘вниз по склону’, -n- ‘вверх по реке’, -d- ‘вниз по реке’ и содержат большое число дополнительных элементов, обозначающих такие смыслы, как ‘относительно другого объекта’, ‘небольшое расстояние’, ‘точка в пространстве’ и др. Общее число образуемых таким образом дирекционалов – около 100. Использование дирекционалов вызывает нетривиальные семантические эффекты, связанные с переменным толкованием топологических осей. В частности, движение в одну и ту фактическую сторону может быть интерпретировано как движение вверх по склону, если используется локальный масштаб (например, от реки к деревне) и вниз по склону с точки зрения глобального масштаба (прочь от Аляскинского хребта). Функция дирекционалов в традиционном атабаскском дискурсе – точная спецификация топологических характеристик, в том числе локализаций, направлений и траекторий. Такая спецификация была витально необходимой для носителей языка, проживавших и добывавших средства пропитания в экстремальных природных условиях. Второй материал обобщает лингвокультурные сведения о верхнекускоквимцах и верхнекускоквимском языке (Upper Kuskokwim), полученные уже после публикаций 2006-2012 годов. Верхнекускоквимцы – очень маленькая этническая группа, даже по масштабам аляскинской демографии. Согласно Hosley 1981: 621, в доконтактный период численность верхнекускоквимцев составляла две-три сотни человек, а в начале XX в. сильно сократилась в результате эпидемий и достигла примерно 50 человек в середине 1930-х гг. Сейчас общее число известных индивидов, имеющих хотя бы долю верхнекускоквимских генов, оценивается цифрой около 420 (Раскладкина 2012). Среди этих людей чистокровных верхнекускоквимцев не так уж много, так как в последние десятилетия большинство браков заключается «вовне» этнической группы. Имеется одно место компактного проживания чистокровных верхнекускоквимцев – деревня Николай (Nikolai) на Южном рукаве Кускоквима (South Fork). В Николае проживает около 100 человек, из них примерно 90 – верхнекускоквимского происхождения. Николай существует около 100 лет. До середины XX в. это было лишь место сезонных сборов верхнекускоквимцев, однако после 1948 года, когда в Николае впервые открылась школа, постоянно усиливалась тенденция к оседлому образу жизни. Еще одна верхнекускоквимская деревня Телайда (Telida), расположенная на Быстром рукаве Кускоквима (Swift Fork), в настоящее время почти покинута – там остался лишь один жилой дом. Верхнекускоквимцы проживают также в районном центре МакГрат (McGrath) в месте впадения р. Такотна в Кускоквим и в других местах Аляски. Верхнекускоквимцы проживают на расстоянии многих сотен километров от побережий Аляски, которые входили в основную сферу интереса Российско-Американской компании и русских миссионеров XIX века. Во времена Русской Америки случались лишь эпизодические контакты между русскими и верхнекускоквимцами. Один из таких контактов, возможно первый, – это визит Л.А. Загоскина на верхний Кускоквим в 1844 году, см. Кибрик 2008. Позже контакты продолжались, см., например, рассказ о путешествии русского священника о. Иллариона в 1861 г. (Collins 2004: 37–38). Судя по всему, с середины XIX в. верхнекускоквимцы сами стремились к контактам с русскими, приобретая полезные артефакты, европейские продукты и принимая крещение в православную веру. Несмотря на удаленность верхнекускоквимской территории от основных зон активности русских, очевидно, что в конце XIX в. все верхнекускоквимское население уже было православным. В настоящее время православие представляет собой один из основных конституирующих элементов верхнекускоквимской идентичности и отличает верхнекускоквимцев от других атабасков внутренней Аляски. В основе верхнекускоквимской культуры лежит единая культура всех северных атабасков Аляски и Канады. В этих рамках определяется местный вариант, характерный именно для верхнекускоквимцев. (См. Бергельсон 2007: глава 3 о базовых чертах северно-атабаскской и верхнекускоквимской культуры.) На исконный атабаскский элемент наложилось русское влияние, в частности проявляющееся в православии всей верхнекускоквимкой народности. Наконец, уже в XX веке происходило сильное культурное воздействие англоамериканской культуры, которое также очень заметно среди современных верхнекускоквимцев. Православие. Почти все современные верхнекускоквимцы принадлежат к православному вероисповеданию. Несмотря на усилия некоторых протестантских миссионеров, переход в другие христианские конфессии практически не происходил. В Николае есть функционирующая церковь св. Петра и Павла, а в Телайде – церковь св. Василия (к сожалению, в руинированном состоянии). Внутреннее убранство николайской церкви очень похоже на русскую сельскую церковь, там есть целый ряд еще дореволюционных русских икон. По случаям свадеб, крестин и похорон Николай навещают православные священники, специально прилетающие из Анкориджа, крупнейшего города Аляски. Жители Николая отмечают основные церковные праздники и иногда своими силами проводят богослужения по воскресеньям. В каждом верхнекускоквимском доме можно видеть большое количество икон, каждый член общины носит нательный крест. Как это часто бывает в «этнических» христианских общинах, христианство срастается и переплетается с местными обычаями. Например, отмечание церковного праздника обычно включает в себя потлач – коллективную трапезу, на которую каждый участник приносит приготовленное им блюдо, например суп из потрохов лося или жареную рыбу. Православие рассмативается верхнекускоквимцами как их этническое достояние, отличающее их от глобального общества. Например, Рождество, празднуемое 7 января, считается «индейским», а рождество 25 декабря обычно называют White man’s Christmas ‘Рождество белого человека’. Знание церковных песнопений. Верхнекускоквимцы традиционно были в целом одноязычной группой. По-видимому, некоторые верхнекускоквимцы в какой-то мере знали эскимосский язык центральный юпик, а в середине XX века они начали активно осваивать английский язык, что в дальнейшем (в конце 1960-х гг. привело к почти полному отказу от использования родного языка). Нет оснований предполагать, что верхнекускоквимцы когда-либо владели русским или церковнославянским языком. Тем не менее, верхнекускоквимцы старшего поколения наизусть знают и могут легко воспроизводить песнопения и молитвы на церковнославянском языке. У меня есть запись Бобби Исая длительностью более 20 минут, которая в основном состоит из таких песнопений. В записи содержатся также комментарии Бобби о том, по какому случаю следует петь каждый из текстов. Это умение верхнекускоквимцев представляет большой научный и культурный интерес. Церковнославянский текст произносится с такой степенью фонетического сходства с оригиналом, что его отождествление не составляет труда для обычного носителя русского языка, не говоря уж о знатоках церковного канона. Таким образом, верхнекускоквимцы старшего поколения могут произносить текст на неизвестном языке, в котором они не понимают по отдельности ни единого слова, с «магнитофонной» точностью. Фамилии и имена. Все верхнекускоквимские фамилии происходят от имен родоначальников, в основном крещеных еще в XIX веке. В некоторых случаях это полные крестильные имена: Nikolai, Esai, Dennis, Gregory, Deaphon (от Трифон), Devian (от Демьян). В других случаях – уменьшительные: Petruska, Pitka (обе – от имени Петр), Eluska (от имени Илья). Широко распространенная фамилия Nikolai происходит от имени вождя Николая, который поселился на Южном рукаве Кускоквима в конце XIX в. и основал деревню, названную его именем. Каждый верхнекускоквимец имеет крестильное православное имя. Ранее в тех случаях, когда такое имя легко транслировалось в соответствующее англоамериканское имя, то последнее и закреплялось в быту – например, Philip, Barbara, Catherine. Иногда закреплялись сокращенные формы, например Miska от Михаил, Nick от личных имен Николай и Никита. В некоторых случаях устанавливалось нетривиальное тождество славянских и англоамериканским имен – например, Якова называют Jim. В других случаях использовались англоамериканские имена по отдаленному созвучию – например, Павел мог стать Bobbie, Василий – Willie, а Прасковья – Betty. В последнее время между крестильными именами и англоамериканскими именами, используемыми как в быту, так и официально, связь практически утеряна: ребенок получает два имени независимо, например Елена, в быту Courtney. В старое время у верхнекускоквимцев было представление о том, что крестильное имя (часто в верхнекускоквимском произносительном варианте) – это «индейское» имя, в отличие от англоамериканского аналога. Так, один из основных информантов Стивен Николай (1952 г. рождения) сообщил, что его мать, в основном известная как Barbara, по-индейски звалась Mamila. Церковные книги. Еще в экспедиции 2010 году нами был обнаружен важный ресурс для изучения верхнекускоквимских имен старого времени – церковные книги, в первую очередь счетные, из церквей Николая и Телайды. Их оцифровка и обработка была предпринята в рамках этого проекта. Счетные книги содержат сведения о пожертвованиях прихожан в пользу церкви и о расходах церкви на те или иные нужды. На одной из страниц телайдской книги (от 16 декабря 1928 г.) можно видеть список местных «индейских» имен, написанных неопытной рукой и печатными буквами, а также приписанные сбоку официальные имена святых: Miska Michael Malegie Pelagia Dekaa Tikhon Prafer Prokhor Sink Simeon Разъяснения по поводу официальных церковных форм имен были наверняка сделаны грамотным человеком, заезжим священником – они выполнены каллиграфической скорописью. Церковные книги представляют собой важный источних сведений об истории верхнекускоквимского ареала в период до II мировой войны. Из них можно почерпнуть много информации о верхнекускоквимских семьях и персоналиях, о периодически посещавших ареал путешествующих православных священниках, о живших в ареале немногочисленных белых американцах, а также о местных культурных практиках и даже об экономике. Так, на одной из страниц (от ноября 1932 года) перечисляются такие пожертвования в пользу церкви, как банка кофе, лосиная шкура, два коробка спичек, связка рыбы. Лексические заимствования. В верхнекускоквимском языке представлено около 75 лексических заимствований из русского языка, проникших еще в XIX веке. Согласно остроумной идее М. Краусса (Krauss 1996), число русских заимствований в том или ином коренном языке Аляски может служить количественной мерой степени русского влияния на соответствующую группу. В целом количество заимствований прямо пропорционально близости к местам экономической и культурной активности русских. Максимально подвергся русскому влиянию алеутский язык – 700 заимствований, на втором месте находится эскимосский язык алютик (сугпиак) – 500. Далее следует язык танайна (денаина) с 400 заимствованиями. Это единственный атабаскский язык Аляски, который был распространен на побережье (Кенайского залива) и поэтому взаимодействовал с русским языком очень интенсивно. Для верхнекускоквимского в Thompson n.d. указано число 70. Для сравнения, в прилегающем на северо-западе языке холикачук заимствований обнаруживается всего 20. Хотя индейцы этого племени географически находились и ближе к зонам русской активности, их территория пролегала вне путей передвижений русских промышленников и миссионеров и они оказались не затронуты русским влиянием. Таким образом, играет роль не столько физическое расстояние в километрах, сколько географическая доступность. Еще один очень важный фактор – «культурная открытость» к русскому влиянию. У верхнекускоквимцев она, очевидно, оказалась высокой. Можно сравнить это с тлингитской ситуацией. В языке тлингит обнаружилось всего лишь 10 русских заимствований, и это при том, что столица Русской Америки Ново-Архангельск в течение ряда десятилетий находилась на тлингитской территории. Очевидно, тут сказалась культурная резистентность тлингитов к внешнему влиянию, которая проявилась в том числе и в кровопролитных столкновения с русскими, хорошо известными из истории. Русские заимствования в верхнекускоквимском языке – это неизменно существительные, причем относящиеся к трем семантическим группам: обозначения церковных понятий, названия артефактов и названия европейской пищи. a. boze ‘Бог, икона’, от славянского Боже b. mesruk ‘мешок’ c. milechak ‘перец’ d. mosgak ‘Пасха’. При заимствовании русских слов верхнекускоквимцы, как это и бывает в подобных случаях, заменяли отсутствовавшие в их языке звуки близкими фонемами – например, [m] вместо [b] и [p] (но эта замена не произошла в слове boze, где сохранился нехарактерный для верхнекускоквимcкого языка звук [b], возможно по причине сакральности данного слова). В двух последних словах можно видеть окончание -k, которое никак не вытекает из фонетики исходных русских слов. Эти окончания выдают тот факт, что данные слова проникли в верхнекускоквимским язык не напрямую из русского, а через посредство эскимосского языка центральный юпик, в котором -k является окончанием именительного падежа. Таких заимствований с -k в верхнекускоквимском довольно много, поскольку контакты с материальными и духовными русскими концептами часто передавались через эскимосов, живших в нижнем течении р. Кускоквим. С точки зрения большой политики, Русская Америка завершилась в 1867 году. Но с точки зрения культур коренных народов Аляски эта история продолжалась еще долго. Как раз в 1860-е гг., судя по всему, активно происходил процесс крещения взрослых верхнекускоквимцев. Православие закрепилось в верхнекускоквимском ареале в течение оставшейся части XIX в. и превратилось в прочный элемент верхнекускоквимской культуры. На этом примере мы наблюдаем феномен культурной инерции: влияние может длиться в течение многих десятилетий после того, как исходный импульс пережил свою кульминацию. В целом мы можем заключить, что с культурной точки зрения эпоха Русской Америки продолжалась в течение длительного времени после даты ее официального завершения, а в некотором смысле продолжается и сейчас.


 

ПУБЛИКАЦИИ ПО ИТОГАМ ПРОЕКТА


Научная статья: Раскладкина М.К. , Бергельсон М.Б. , «Chainik keepeet…» («The tea kettle is boiling»). История жизни русского сообщества на Аляске, Медиачтения СКФУ: сборник статей по итогам Международной научно-практической конференции (г. Ставрополь, 27 октября 2017 г.) /отв.ред. О.И.Лепилкина, А.М.Горбачев, Т.С.Шевченко. - Ставрополь: Изд-во "Сервисшкола", 2017 . - 330 с., Сервисшкола, Ставрополь, 2017, 68 - 94- Русский